Открытая галерея
Москва, Трубниковский переулок 22, строение 2
+7(495) 772 2736
+7(499) 530 2727
ср-пт 15:00 – 20:00
сб 12:00 – 18:00 

Пристальный взгляд меняет объект разглядывания

13/09 - 16/10/2011

1
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22


Бывает, одну и ту же вещь мы видим сегодня не так, как вчера. Значит ли это, что вещь зависит от того, как мы на нее смотрим? Меняется ли она? Сама ли она меняется или под гипнотическим воздействием нашего въедливого взгляда? И что мы видим, когда она сама меняется? Другую вещь? Или все ту же, только подернутую пленкой нанесенных на нее помех и искажений? Вопросы подобного рода непременно возникают у зрителей этого группового проекта Открытой галереи. Их ждали неожиданные открытия. Например, что фрагмент картины может оказаться совершенно неродственным целому, а отсылать нас к другой эпохе, самовольно встраиваться в другие визуальные ряды, как в медийном проекте Владимира Смоляра (использующего музыку Владимира Мартынова); что в искусстве, по-видимому, произошла инверсия: если раньше могла выпасть возможность созерцать модель на фоне ее портрета, то сегодня радикальный художник Андрей Кузькин предлагает нам созерцать портрет на фоне его живой модели, которая «наполняет» портрет, который смотрит на вас в упор – глаза в глаза.

Инсталляция Лунгина из 10-ти лайт-боксов с фотографиями прекрасных пейзажей, оказавшихся совсем не пейзажами, каждому давала возможность выяснить, чему он доверяет больше – тому, что написано или тому, что изображено.

Проверить способность глаза восстанавливать утраченное зрители могли на мыльной (и замыленной) Венере группы МишМаш или на серии экпрессионистических портретов Константина Аджера, написанных поверх гламурных журнальных обложек.

Оценить превратности нашего восприятия позволяла работа Александра Повзнера, который перевел назойливость крылатых насекомых в материал, объясняющий наше бессилие перед этими маленькими бестиями, то есть, – в бетон.

К этому надо добавить, что каждый рисковал попасть под влияние чужой точки зрения, особенно когда это точка зрения классика русского концептуализма Андрея Монастырского, который с непререкаемой уверенностью размечает очаги сакральных смыслов поверх заурядных вещей.
 

Участники: