Открытая галерея
Москва, Трубниковский переулок 22, строение 2
+7(495) 772 2736
+7(499) 530 2727
ср-пт 15:00 – 20:00
сб 12:00 – 18:00 

Андрей и Осип Кузькины. Действия непреодолимой силы

7/12/2011 - 22/01/2012

01
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
  • 09
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20

Андрей Кузькин мастерски умеет вовлекать в свои проекты совершенно неожиданных людей: парикмахера, гастарбайтеров, заключенных… На этот раз он пошел еще дальше, взяв в напарники (в со-авторы) своего четырехлетнего сына.

Маленький Ося, не ведающий о знаменитом предшественнике, c упоением разливает и разбрызгивает краски на огромных разложенных на полу холстах, и эта стихийная живопись, непредсказуемая и не подчиняющаяся правилам, выливается на плоскость картины как выражение детского восторга и своеволия. Поверх этого слоя, недвусмысленно отсылающего нас к той эпохе, когда картина как вид переживала свою буйную агонию, художник наносит пиктографические письмена, возвращающие нас то ли к началу начал – наскальной живописи, то ли к современному нео-примитивизму, намекающему на свою родственную близость с дада (у Кузькина «доказательство» такого родства предъявлено с неопровержимостью факта).

Такая легкость в обращении с прошлым мало напоминает деконструктивистские игры, которые новому поколению художников совсем, видимо, не интересны. Из пост-модернизма они извлекли только один урок: что прошлое нельзя списать со счета, оно существует как часть сегодняшней реальности. Художник, в итоге, получил полную свободу перемещаться по всей территории искусства – от древних времен до наших дней – не соблюдая визовый режим. Он просто время от времени уведомляет нас о своем местонахождении.

В конце концов, современное искусство – это то, что вечно находится в поиске своих собственных правил, и сегодня они таковы: парадоксальным образом укорененность в культурном контексте не требует больше и не подразумевает привязанности к определенному «месту прописки» – скорее наоборот. Творчество Кузькина представляет собой яркий пример такой делокализации. Он не боится обнаружить свою сиюминутную близость то с «Мертвым Христом», то с Болтанским, то с целым сонмом имен – от Иеронима Босха и Питера Брейгеля с его армией скелетов в сценах Страшного суда, до Василия Чекрыгина и малоизвестной Евы Левиной-Розенгольц в одной компании с Джексоном Поллоком и А.Р. Пенком, как происходит в настоящем проекте.

Это не значит, что Кузькин идет по чужим следам – определенно нет. Просто совершая очередную неистовую попытку найти ответ на те вопросы, которые, как правило, вовсе не имеют ответа (что не мешает им продолжать терзать человечество от сотворения мира), Кузькин не упускает возможности вступить в мимолетный диалог с теми, кто, по его представлению, думал до него о подобных вещах (не взирая, как мы видим, на лица). Этот приглушенный хор чужих голосов обогащает работу двойными мерцающими смыслами, существенно расширяя пространство ее высказывания. Последнее необходимо: глубоко личное содержание, которое художник неизменно вкладывает в свои работы, требует, как он считает, проверки расстоянием, нуждается в точке отхода, откуда на него можно было бы взглянуть словно «из космоса» или как в перевернутый бинокль.

Кузькин, как и большинство сегодняшних художников, не может себя идентифицировать в локальных рамках национальной школы. Временные, территориальные и любые конвенциональные границы в его представлении только для того и существуют, чтобы ими можно было пренебречь.

Автор назвал свой проект «Действия непреодолимой силы», намекая на известную формулировку «обстоятельства непреодолимой силы» – канцеляризм, используемый в стандартных договорах. Это те обстоятельства, которые отменяют все прописанные там договоренности, снимают всякие взаимные обязательства.
 

Участники: